Дмитрий Лихачев о старости

Дмитрий Лихачев о старости

Дмитрий Лихачев о старостиВ 1986 году журнал "Природа" опубликовал статью Виталия Лазаревича Гинзбурга (советского академика, лауреата Нобелевской премии, возглавлявшего в тот момент один из отделов столичного Физического института, фото справа) под названием "Заметки по поводу юбилея", в котором ученый рассуждает о прожитой жизни.

Он пишет с иронией: "Мне исполнилось 70 лет. И вы, наверное, хотите знать - удержусь ли я на ветке?". И сам же объясняет в статье, что значит это выражение.

По древнему преданию, у берегов Тихого океана, у индейских племен был такой обычай: как только вождь старел, он должен был забираться каждый год на высокую пальму, которую то и дело раскачивало ветром. И племя раскачивало, чтобы усложнить испытание.

Если вождь смог удержаться на пальме - его продолжали считать своим лидером. Если же он летел вниз, то выбирали другого вождя, так как остаться в живых после падения вниз было невозможно.

Такой вот простой способ понять - старик ты или еще нет.

Гинзбург считал, что вместе с увеличивающимся количеством лет человек обнаруживает некоторые специфические проблемы. Чем быстрее он с ними смирится и решит их, чем быстрее подстроится под новые потребности и слабости организма, тем плодотворнее будет его жизнь: "Старость - это успокоение, угасание, путь к вечному покою".

Эту статью прочитал другой академик - Дмитрий Сергеевич Лихачев. Он был ровесником Гинзбурга и мог на собственном опыте рассуждать о старости. Все свое несогласие и негодование со словами коллеги он уместил в полную такта фразу: "Статья неполная".

Что не учел Гинзбург?

По мнению Лихачева, старость - это не угасание, не скукоживание и не успокоение, как раз наоборот. Это хаос из непредвиденного, это мощная разрушительная сила, с которой сталкивается человек.

По теме:  Цикорий? Нет уж!

Это как шторм, застигший человека в море, ураган или цунами. Если расслабишься - пойдешь ко дну. Если дашь отпор - выберешься на сушу и продолжишь любоваться экзотическими пейзажами. Или слушать, как березки шумят.

"Старость не надо принимать, нельзя играть с ней в поддавки. Старость надо атаковать!" - пишет Дмитрий Сергеевич.

Он дополнил свою теорию такими словами: Это не просто уменьшение памяти, а искажение работы памяти, не угасание творческих возможностей, а их непредвиденное, иногда хаотическое измельчение, которому не следует поддаваться.
Это не снижение восприимчивости, а искажение представлений о внешнем мире, в результате чего старый человек начинает жить в каком-то особом, своем мире.

Надо мобилизовать в себе все интеллектуальные силы, чтобы не плыть по течению, а уметь интуитивно использовать хаотичность, чтобы двигаться по нужному направлению. Надо иметь доступную для старости цель (считая и укорачивающиеся сроки, и искажение возможностей).

Оба академика стали долгожителями: Гинзбург дожил до 93-х лет, Лихачев - до 92-х.

Какой стиль старости предпочесть? Решать вам. Как говорится - если человек хочет жить, медицина бессильна.

(с) Цветной Бульвар

источник

О мошенниках и их клиентах

Краткая история здорового питания

Криодинамика